| RSS

АДЫГЕЯ LIFE

Понедельник, 23.10.2017, 18:09
Главная » Статьи » Религии

Особенности кутбизма 1 часть
Введение
О ваххабитском течении ислама говорят очень много, причем не столько в связи с собственно ваххабизмом Саудовской Аравии, сколько об организациях с тем же названием (самоназванием или эпитетом) в других частях мусульманского мира. Обратившись к истории, мы увидим, что, пожалуй, не менее часто ваххабизм фигурировал в европейских публикациях начала и второй половины прошлого века, начала нынешнего столетия...
География этих публикаций охватывает почти весь мусульманский мир: Аравийский полуостров, Египет, Сирия, Иордания, Турция, Северный Кавказ, Азербайджан, Центральная Азия, Афганистан, Пакистан, Индия, Бангладеш, Индонезия, Западная и Северо-Восточная Африка.
В некоторых случаях речь идет о самоназвании (некоторые группы в Дагестане и Чечне), чаще – это эпитет, даваемый, как правило, политическими оппонентами. Последнее относится и к Саудовским ваххабитам, которые никогда так себя не называли, и большинству «ваххабитов» Центральной Азии и т. д. Авторы публикаций о ваххабитах подчеркивают, как правило, что связь между ваххабитами Саудовской Аравии и «ваххабитами несаудовскими» либо весьма условна, либо отсутствует вообще и, таким образом, мы имеем дело лишь с терминологическим совпадением.
Для соотнесения аравийского и «неаравийского» ваххабизма необходимо исходить из того, что само учение Мухаммада Бен Абд ал-Ваххаба (1703-1792) отнюдь не носит сектантского характера по отношению к суннитскому исламу, а представляет собой дальнейшее развитие одного из весьма влиятельных течений внутри правоверия. Ваххабизм – стадиальная форма (при значительном влиянии и региональных особенностей Аравии) возрожденческого течения в исламе, начало которого восходит к Ахмаду Бен Ханбалу (780-855), затем к салафитам и Ибн Таймийе (1263-1328).
С XIX в. возрожденческое течение в терминологическом (но не всегда полностью в содержательном) плане часто связывалось с ваххабизмом, хотя более точным было бы употребление термина салафитское течение. Это вполне естественно, если учитывать, что Мекка, а шире – Аравия, всегда воспринималась в мусульманском мире (в особенности по периферии) как сакральный «центр мира». Таким образом, течение, возникшее в Аравии, уже в силу географии, достойно подражания и воспроизведения. При этом достаточно очевидно, что «воспроизведение» во многих случаях сводилось лишь к принятию самых общих положений ваххабизма – «оздоровление» общества путем обращения к первоисточникам Божественного Закона (Корану и сунне) и отказа от позднейших интерпретаций этих источников.
В XIX столетии, несколько десятилетий спустя после рождения ваххабизма, мы видим целый ряд противоречий в идеологии движения, например, фактическое включение элементов суфизма в ваххабитскую доктрину (при сохранении формального неприятия суфийского пути), что, казалось бы, в корне должно было противоречить ваххабизму. Примерно в это же время складываются мусульманские течения, генетически связанные с ваххабитами Аравии, но синтезировавшие стремление к чистоте «первоначального ислама» с махдистскими представлениями (Западная Африка, Судан, Индия, Индонезия).
Уже эти факты позволяют говорить о том, что термин «ваххабизм» может пониматься в двух значениях:
- собственно ваххабизм – учение Мухаммада Бен Абд ал-Ваххаба и его аравийских последователей (аравийский ваххабизм);
- собирательный термин, обозначающий все течения нового и новейшего времени, которые укладываются в определение салафитского направления в исламе, включая и те, которые в большей или меньшей степени связаны с аравийским ваххабизмом (неоваххабизм).
Оба значения подразумевают развитие салафизма в разных регионах мусульманского мира. При этом еще раз подчеркнем, что как первое, так и второе в большинстве случаев не самоназвание, а термин-эпитет, даваемый не-ваххабитами.

I Возникновение салафитского движения

1.1 Исламский мир как субъект международной политики
Актуальность исследования проблем, связанных с развитием исламского радикализма, обусловлена, прежде всего, тем, что к мусульманскому миру сегодня принадлежит значительная часть человечества. На планете насчитывается более 1 млрд. мусульман. Они составляют большинство в 35 странах. В Европе и Америке также быстро растет численность мусульманского меньшинства. В России приверженцы ислама, по различным оценкам, составляют от 12 до 15 млн. человек (т.е. 8-10% населения страны).
Характерным выступает то обстоятельство, что мусульманские страны и регионы отличаются бурным демографическим ростом. Если в 1980 г. мусульманское население составляло 18%, а в 2000 г. – 23% от мирового, то через четверть века прогнозируется его рост до 31%, что превысит суммарную численность всех христиан. Вместе с тем, экономический рост в мире ислама, как правило, отстает от демографического, что усиливает напряженность как внутри отдельных стран, так и на международном уровне. В то же время, выделилась группа богатых мусульманских стран, в основном представленные нефтедобывающими монархиями Персидского Залива, которые располагают избыточным финансовым капиталом, нередко использующимся в политических целях.
Одновременно исламский мир все в большей степени становится осязаемым как субъект международной политики, прежде всего в связи с деятельностью многочисленных правительственных и неправительственных организаций, в первую очередь международных, таких как Организация исламская конференция, Лига исламского мира и др. И этот процесс институализации мусульманского мира зримо набирает обороты. По выражению британского классика исламоведения У. М. Уотта, «ислам создал экономическую, общественную и политическую систему, Pax Islamica» .
Вместе с тем, на общеисламском поле действуют и многочисленные радикальные исламские организации, в своей совокупности образующие т.н. «радикальное исламское движение» (РИД). Несмотря на длительный исторический путь, пройденный исламскими радикалами, их современное движение возникло все же только в 20-х годах ХХ века в Египте в противовес мощным тенденциям секуляризации, появившимся после распада Османской империи. Первым его лидером стал шейх Хасан аль-Банна, основавший в 1928 г. ассоциацию «Братья-мусульмане». Позже ее филиалы были созданы во многих странах, где впоследствии также образовались другие организации аналогичной направленности .
В настоящее время РИД в той или иной степени практически охватило не только все мусульманские страны (государства, большинство населения которых исповедует ислам), но и проникло в те регионы, где мусульманское население является меньшинством (в том числе в США и Западную Европу).

1.2 Салафитская идеология «чистого ислама»
Салафиты (от «салаф» - предки, предшественники) — общее название мусульманских религиозных деятелей, которые в различные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, «праведных предков» (ас-салаф ас-салихун), квалифицируя как бида все позднейшие нововведения в указанных сферах, начиная с методов символико-аллегорического толкования Корана и кончая всевозможными новшествами, привнесенными в мусульманский мир его контактами с Западом. К салафитам причисляются ваххабиты, деобандийцы, фараидиты (представители возникшего в Индии в 1822 г. движения во главе с Хаджжи Шариат Аллахом), идеологи ассоциации «Братья-мусульмане» («аль-Ихван аль-муслимун»). В западной литературе для характеристики идеологии салафитов используются термины традиционализм, фундаментализм, возрожденчество (revivalism) . В новое и новейшее время термином «салафиты» стали обозначать аравийских и индийских ваххабитов, фа-раидитов, «братьев-мусульман», т. е. последователей ханбалитского мазхаба в исламе.
В IX в. идеи салафитов нашли продолжение со стороны ханбалитов — приверженцев одного из четырех канонизированных суннитских мазхабов (школ), названного по имени автора этой доктрины Ахмада бен Ханбала. Ханбалитство сначала возникло как религиозно-политическое движение, а затем, к началу XI в., оформилось в догматико-правовую школу. Ханбалиты в своей теории и практике придерживались взглядов наиболее консервативных сторонников традиционализма (нынешние фундаменталисты), выдвинули идею очищения ислама от позднейших наслоений, выступили с отрицанием любых нововведений (бида) в области вероучения и права, не имеющих прямого обоснования в Коране и хадисах. В средние века сами мусульмане называли ханбалитов салафитами. В новое время ханбалитские идеи «обновления» ислама через обращение к сунне Пророка, борьбы с нововведениями были возрождены ваххабитами. В настоящее время ханбалитская идеология широко используется «Братьями-мусульманами» и «Аль-Каидой». Догматико-правовая школа ханбалитов официально принята в Саудовской Аравии. «Ас-салафийя» является общим названием салафитского течения и египетского реформистского движения, основателями которого были Абдух и Аль-Афгани. Сегодня термин «салафийя» также используется арабскими богословами с целью заменить им иностранное понятие «фундаментализм» .
По салафитскому учению «предками» считаются первые три поколения мусульман, чье поведение следует изучать и, если это возможно, следовать их примеру. Большинство салафитов восприняли крайне ортодоксальные ультраконсервативные воззрения исламских теологов. Некоторые из них избегают политики, другие обращаются к джихаду. Наиболее радикальных салафитов можно считать религиозными анархистами, отвергающими законность существования национальных государств и принятых людьми законов и признающими только закон Бога .
Салафийя — это призыв ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на шариат в качестве единственного закона. Большинство нынешних салафитов не столь примитивны, как их порой представляют. Среди последователей салафийи немало людей состоятельных, пользующихся политическим влиянием, преисполненных религиозно-политическими амбициями. Это богатые салафиты, часто занимающие влиятельные политические посты, основатели и спонсоры могущественных международных исламских организаций. Нередко они испытывают комплекс неполноценности из-за неудовлетворенного политического и мессианского честолюбия. Рядом с ними располагаются фундаменталистские идеологи, конструирующие салафитские модели мироустройства, основанные на доминировании ислама.
С другой стороны, доктрина салафитов привлекательна для многих обездоленных мусульман, которые в повседневной жизни противостоят своим режимам, не способным разрешить экономические трудности, страдают от произвола местных властей. Для них ислам — форма (и норма) социального протеста: с помощью ислама они мечтают добиться коренного перелома ситуации к лучшему в своей стране и в своем конкретном районе.
Было бы грубейшей ошибкой игнорировать салафитскую преданность Идее. Бен Ладен и его союзники заинтересованы в том, чтобы представить свои действия не просто как борьбу мусульманского Востока против Запада, но еще и как религиозную войну, в которой они являются исполнителями воли Всевышнего. Усама бен Ладен не играет в религиозную войну — он в нее верит. Ему в этом плане невольно подыграл Джордж Буш-младший, призвавший к крестовому походу .

1.3 Ваххабизм как продолжение салафитского течения
Ваххабиты являются сторонниками религиозно-политического движения в суннитском исламе, возникшего в Аравии в середине XVIII в. на основе учения Ибн Абд ал-Ваххаба (1703-1792). В учении ваххабизма как составной части салафизма центральное место занимают безоговорочный возврат к священным источникам ислама — Корану, к единобожию (таухид), необходимость очищения ислама и возрождения его изначальных установлений.
Ваххабиты категорически осуждают культ святых в исламе, считая это отходом от главного принципа ислама — единобожия. По их воззрениям, чрезмерное признание и почитание праведников, сподвижников и святых приводит к передаче атрибутов Аллаха его творениям. В целом ваххабизм представляет собой развитие ханбалитских принципов в их крайнем выражении. В общественно-политической сфере ваххабиты проповедовали социальную гармонию, братство и единство всех мусульман, выступали с призывами строгого соблюдать морально-этические принципы ислама, осуждая роскошь, стяжательство и т. п. По мнению некоторых авторов, ваххабиты отрицали и отрицают все классические суннитские мазхабы (ханафиты, маликиты, шафииты и ханбалиты). Являясь по своей сути разновидностью салафизма (исламского фундаментализма), ваххабизм, тем не менее, жестко не привязан к какому-либо суннитскому мазхабу. Хотя принято считать, что салафиты-ваххабиты по своей мазхабной принадлежности являются ханбалитами, они обращаются к исламу времен пророка как бы через голову основателей четырех мазхабов. В этом — один из секретов достаточно успешного распространения салафизма на российском Северном Кавказе, где практикуется в основном суфийский суннитский ислам в форме шафиитского мазхаба мусульманского права.
В Центральной Азии ваххабитами называют фундаменталистов, пришедших из Пакистана или Афганистана, однако они не обязательно представляют какое-либо политическое движение. Например, в Таджикистане ваххабиты не считают себя политическим объединением. Тем не менее, большинство режимов в центрально-азиатских государствах используют термин «ваххабит» в более широком плане, обозначая им исламские религиозные движения, находящиеся вне сферы государственного контроля .
С другой стороны, термин «салафи» или «салафийя» употребляют, говоря о себе, ваххабиты, проживающие в западных и африканских странах. На Индостанском полуострове они называют себя «деобандийцами» .
Важное место ими отводится идее джихада против многобожников — политеистов (мушрик) и мусульман, «отступивших» от принципов раннего ислама . Для ваххабизма характерны крайний фанатизм в вопросах веры и экстремизм в практике борьбы со своими политическими противниками.
Важнейшим элементом этой доктрины является специфическое представление о джихаде как непримиримой борьбе не только против язычников, но и против мусульман, не разделяющих ваххабитские идеи. Убеждение ваххабитов в том, что их противники — «кяфиры» («неверные»), даже если они формально являются мусульманами, оправдывает нетерпимость и жестокость по отношению к ним. Одновременно такой фанатизм всегда сплачивал и дисциплинировал ваххабитов, создавая религиозно-идеологическое оправдание антиисламским по своему духу и характеру действиям. Благодаря этому учение Ваххаба с самого начала стало идеологией военной экспансии и грабительского набега (газават). Впоследствии эта, имеющая отнюдь не исламское происхождение, логика, согласно которой оправдывается убийство иноверца и просто оппонента, легла в основу террористической деятельности современных так называемых «мусульманских фундаменталистов» в Алжире, Кашмире, на Ближнем и Среднем Востоке, в Чечне, Дагестане и в других регионах мира. К началу XIX в. ваххабизм завоевал прочные позиции на большей части Аравийского полуострова, а затем получил распространение в Индии, Индонезии, Восточной и Северной Африке. В настоящее время ваххабизм — основа официальной идеологии Саудовской Аравии, его последователи есть в арабских эмиратах Персидского залива, ряде азиатских и африканских стран.
Современному ваххабизму как учению следуют до 100 млн. верующих в странах Персидского залива, в Индии, Индонезии, Восточной и Северной Африке, большинство которых далеки от радикализма и экстремизма тем более, от терроризма. По подсчетам активного противника ваххабитов, американского профессора Шварца, 10% всех мусульман мира являются салафитами либо ваххабитами . В то же время следует подчеркнуть, что «ваххабизм» — название, которое дали этому движению его противники, неаравийцы. Сами последователи этого течения в исламе именуют себя либо салафитами, либо единобожниками, либо просто мусульманами.
Наследниками ранних ваххабитов можно считать членов и сторонников современных радикальных исламских фундаменталистских организаций, начиная от египетских «Братьев-мусульман» и завершая «Аль-Каидой» и «Всемирным фронтом джихада», созданным Усамой бен Ладеном. Идеологи современного исламского фундаментализма прямо призывают членов организаций «Братья-мусульмане» и «Исламское общество» («Аль-Джемаа аль-Исламийя») брать власть в свои руки, уничтожать существующие государственные системы, провозглашать революцию и осуществлять государственные перевороты. Таким образом, они явно призывают к экстремизму и фанатизму, к войне.
Наиболее прочная связь между салафитами и ваххабитами наблюдается в общности их доктрин — враждебности к христианам, евреям, шиитам и к любым формам суфизма, культу святых и анимистическим инновациям. Салафитам не нравится слишком уж явно выраженный сектантский характер ваххабизма, в связи с чем они иногда называют себя «неоханбалитами». Однако, судя по программам возникших в последнее время салафитских групп, эти различия становятся почти незаметными .
Однако термин «ваххабизм» нередко используют слишком вольно. Например, российские СМИ, по западным оценкам, «неправомерно» относят его к мусульманским активистам Центральной Азии и на Кавказе, а также внутри самой России. В то же время западные СМИ придерживаются весьма туманного и неконкретного по своей сути термина «исламский фундаментализм» . Некоторые вооруженные группы, действующие на пространстве бывшего Советского Союза, являются ваххабитскими, другие — нет. Например, Хаттаб, конечно, был ваххабитом. Однако то, что по-настоящему объединяло Хаттаба и Басаева, это не ваххабизм, а идея исламского джихада, проводимого во всемирном либо, по крайней мере, в региональном масштабе .
Постепенно острота исламского радикализма снижалась, и вектор салафитской идеологии устойчиво переориентировался на земные дела. На протяжении XX столетия, например, «Братья-мусульмане» в конечном счете превратились в политическую партию и стали участниками светского политического процесса. В послевоенном салафизме религия сливается с политикой, исламские радикалы стремятся оказывать давление на внутреннюю политику режимов и нередко для достижения своих политических целей используют «праведный» террор, прибегают к убийству президентов, министров, депутатов.
Набирающий силу исламский радикализм далеко не однороден. Исламских радикалов можно поделить на две части: а) искренне верящие в исламскую справедливость, в исламское государство; б) лицемерные прагматики, относящиеся к исламу как к инструменту достижения своих целей .
Радикальный исламский терроризм, во многих случаях выступающий в каче¬стве компонента этнических конфликтов, переместился из шиитской ветви ислама в суннитскую. Значение этого явления весьма велико, поскольку сунниты составляют подавляющее большинство в мусульманском мире. Угроза, исходящая от этого вида терроризма, заметно возросла и вовлекла в свою орбиту такие крупные страны, как Россия, Индия и Китай.
Масштабы террористических проявлений также резко расширились, захватив многие арабские и мусульманские страны: Алжир, Египет, Пакистан, Саудовскую Аравию и не так давно Индонезию, — Кавказ, Центральную Азию, зону израильско-палестинского конфликта, а также те страны, где имеются мусульманские меньшинства, например, Филиппины и некоторые другие государства ЮВА.
Еще одним следствием смещения главного полюса терроризма с шиитской ветви на суннитскую считается появление транснациональных международных сетей исламских террористов, наиболее известной из которых является «Аль-Каида».
Очень важной тенденцией, также порожденной увеличением веса «суннитского терроризма», стало усиление роли салафито-ваххабитской идеологии и крайних проявлений исламистского фундаментализма, религиозные и политические установки которых все чаще берут на вооружение быстро размножающиеся по всему миру экстремистские исламские организации .
По определению профессора М. Малика, работающего в американском «Азиатско-тихоокеанском центре по изучению проблем безопасности», «сегодняшний ваххабизм есть маоизм 1960-х» (с точки зрения иррациональности их идеоло¬гической ориентации) .
Ваххабизм и неоваххабизм (доктрины неоваххабизма придерживаются еги¬петские «Братья-мусульмане» и пакистанские исламисты) являются главными источниками исламского экстремизма в современном мире. Ваххабизм выступает в форме четко выраженного, ультрарадикального исламизма. Субсидируется это движение саудовским режимом.
Ваххабизм является официальной идеологией в Саудовской Аравии. Он пользуется влиянием среди мусульман Катара, Кувейта и ОАЭ. Например, в Катаре (100 тыс. мусульман) почти 100% жителей являются суннитами — последователями ваххабизма . Значительное количество последователей этого течения имеется в Йемене. В Бахрейне и Омане влияние ваххабизма незначительно.
Вне Аравийского полуострова ваххабизм получил широкое распространение. Особые формы неоваххабизма и ваххабитской идеологии в целом имеют сильное влияние в Египте и в Пакистане: в обеих странах неоваххабиты подвергают нападкам представителей других ветвей ислама. Экспансия ваххабизма в Алжире и Таджикистане была приостановлена, но зато его проникновение продолжается в Чечне и Кашмире, где он выступает в качестве ярого противника урегулирования конфликтов. Экстремизм и терроризм, являющиеся постоянными спутниками ваххабизма, осаждают Нигерию, Узбекистан, Индонезию и Филиппины, хотя его реальных сторонников в указанных странах не так много.
Попытка инфильтрации ваххабитов на Балканы оказалась неудачной. Афганские талибы, исповедующие ваххабизм, в смеси с идеологией деобандийцев, потерпели поражение. Не наблюдается массовой поддержки ваххабитского учения мусульманами франкофонской Западной Африки, Марокко, Ливии, Индии и Малайзии, республик Центральной Азии.
Что касается Ближнего Востока, то ваххабизм крайне непопулярен в Ираке и среди иракских курдов, за исключением отдельных групп экстремистов. Сирия относится к числу мусульманских стран, полностью отвергающих ваххабизм. В Иордании правят хашемиты, традиционно выступающие против доктрины ваххабитов и их политической практики. Турецкие мусульмане также не любят ваххабитов из-за роли последних в разрушении Оттоманского халифата. В Иране ваххабизм ненавидят как учение, призывающее к убийству шиитов, ликвидации культа святых и т. п.
В Судане присутствие ваххабизма не очень ощутимо, но для Восточной Африки проникновение этой идеологии становится проблемой.
В Западной Европе ваххабизм присутствует в мусульманской общине Франции, хотя зверства ваххабитов в Алжире значительно подорвали их авторитет в континентальной Европе. В Великобритании немало клерикалов, выступающих в роли рупоров ваххабизма и неоваххабизма, однако массовой поддержки их лозунгов со стороны местных мусульман не наблюдается. Ваххабизм и исламский экстремизм не располагают сильными позициями в Германии, где большинство в мусульманской колонии составляют турки и курды . Ячейки ваххабитов активно действуют в Испании и Италии.
Со временем ваххабизм вышел на международную арену. Внедрение его осуществлялось не только в арабские и мусульманские страны. Эта деятельность активизировалась в 1980-х гг., в период перестройки и гласности в СССР, и использовалась для дестабилизации ситуации в Центральной Азии, на Кавказе и в других регионах страны. Советским мусульманам салафизм был известен в основном теоретически; по различным причинам он получил известность и вошел в общественный оборот как ваххабизм в его значении как политического течения .
Среди части исследователей существует точка зрения, в соответствии с которой исламские фундаменталисты, цель которых заключается в том, чтобы заменить светскую демократию на теократию, должны быть встроены в демократическую систему. Подобное намерение не осуществимо, ибо в этом случае радикальные исламисты должны были бы изменить свои убеждения, что невозможно априори. Точно так же попытки отыскать «умеренных» представителей талибов в Афганистане провалились .
Проявляющие осторожность умеренные деятели ислама призывают не считать ваххабитов сторонниками сатаны, а их противников — ангелами. Зверства, которые допускали в Европе католики, преследуя протестантов, вполне сравнимы с жестокими репрессиями, осуществляемыми против ваххабитов их мусульманскими властными лицами в Алжире, Мавритании, Узбекистане, Киргизии, Китае, Сирии и других странах. Одновременно они выступают за то, чтобы «нынешний политический радикальный ваххабизм (салафизм) был убран из жизни общества» .

1.4. Деобандийская школа
В Южной Азии проживает 40% мусульман всего мира. Из них миллионы следуют учению движения деобандийцев. Помимо Индии, Пакистана и Афганистана идеи деобандийцев популярны среди индийских диаспор в Южной Африке и в странах Карибского бассейна.
Пакистан был создан в 1948 г. в качестве государства для индийских мусульман, которые, наряду с индусами, активно участвовали в борьбе за освобождение от британского колониального владычества. Параллельно с политической борьбой за независимость шел процесс возрождения исламских идей. Этот процесс ассоциировался с деятельностью исламского университета («Дар уль-Улюм») в индийском г. Деобанд, название которого дало имя движению деобандийцев.
Основателем этого движения был известный теолог Абуль-Алла Маудуди. Подобно Сайиду Кутбу, Маудуди имел собственное, специфическое видение ислама. Его идеи концентрировались вокруг необходимости джихада, направленного против угнетателей. Маудуди указывал на то, что Пакистан освободился от политического доминирования Британии, однако продолжал страдать из-за господства западной культуры — секуляризма, а потому призывал мусульман продолжать борьбу до своего полного освобождения и создания действительно исламского государства. Маудуди явился основателем «Исламского общества» (The Jamaat-i-Islami) — политической организации, посвятившей свою деятельность установлению в Пакистане исламских законов. В наше время последователями С. Кутба и А. Маудуди — деобандийцами стали афганские талибы, а наиболее радикальными их продолжателями — А. Аззам, А. Завахири и Усама бен Ладен .
Город Деобанд расположен в 90 милях к северо-востоку от Пью-Дели. В Деобанде находится крупнейший исламский учебный центр «Дар уль-Улюм». К 2001 г. «Дар уль-Улюм» закончили 65 тыс. мусульманских студентов из большинства азиатских стран, которые затем преподавали в тысячах медресе в Пакистане и Афганистане. В настоящее время в Азии насчитывается более 15 тыс. медресе, относящихся к деобандийской школе. В одном только Пакистане в 2001 г. таких медресе было примерно 4 тысячи .
«Дар уль-Улюм» в учебном процессе следует примерно тем же установкам, что и ваххабиты. Отвергая другие культуры, влияние Запада и защищая «чистоту ислама», центр оказывал постоянную поддержку талибам, одобрив, например, уничтожение ими статуи Будды в Бамиане. После событий 11 сентября «Дар уль-Улюм» издал фетву, в которой выдвигался вариант об ответственности за них Израиля, в том числе его специальных служб .
Смесь деобандийских и ваххабитских доктрин в Пакистане и Афганистане дала разрушительный эффект. В апреле 2001 г. при содействии пакистанских спецслужб в Пешаваре прошла конференция деобандийцев, в которой приняли участие Усама бен Ладен, лидер талибов мулла Мохаммед Омар и ливийский руководитель Муамар Каддафи .

II Идеология Сайида Кутба

2.1 Выделение идеологии насилия Сайида Кутба
Ортодоксальные салафитские богословы категорически отрицают распространяемые в настоящее время на Западе оценки идеологии терроризма, базирующиеся на том, что использование террористами смертников-шахидов, захват самолетов и заложников и другие насильственные действия якобы вытекают из доктрины ислама и салафитов. На самом деле, утверждают они, идеологами насилия являются деятели типа Сайида Кутба, Маудуди, тезисы которого в настоящее время воплощаются на практике последователями таких вероотступнических сект, как такфириты, джихадисты и хариджиты, маскирующимися под салафитов и истинных приверженцев ислама.
Хариджиты (Kharijites), по оценке салафитских ортодоксов, появились с новыми доктринами, согласно которым джихад можно вести и против единоверцев-мусульман, превратив это положение в шестой столп веры (в исламе насчитывается пять столпов, и джихад среди них отсутствует). По их словам, ключевые движения в современном воинствующем исламизме начались с «Братьев-мусульман» в Египте .
Салафитские авторитеты ведут в связи с этим широкую пропагандистскую кампанию в мечетях, СМИ и Интернете (см., например, вебсайты spubs.com, fatwa-online.com, troid.org, salaf.com и др.), в ходе которой проводят тезисы о том, что шариат запрещает убийство женщин и детей, действия бомбистов-смертников приравнивает к осуждаемому в исламе самоубийству. Верховный муфтий Саудовской Аравии шейх-уль-ислам ибн Баз после 11 сентября заклеймил Усаму бен Ладена как хариджита, проводника запрещенных действий — такфира. События в Ираке трактовались Базом и другими авторитетами (шейх Сулейман ар-Рухайли, Мук-биль ибн Хади аль-Ваади и др.) как крупное бедствие, постигшее иракскую общину (умму). До сих пор осуждаются «еретическая идеология» партии Баас и Саддам Хусейн как ее выразитель .
Религиозные авторитеты в Саудовской Аравии, встревоженные крайне негативным отношением в большинстве стран мира к исламистам, в ситуации, когда термин «ваххабит» приобрел негативное уничижительное и даже ругательное значение, начали в мечетях, медресе, СМИ и в сети Интернет широкую кампанию по дискредитации критиков салафизма-ваххабизма и разъяснению ряда острых дискуссионных проблем, появившихся на волне активизации салафитского движения и глобального джихада.
Прежде всего, обосновывается тезис о непричастности течения салафитов-ваххабитов к экстремистской деятельности. Совершаемые в мире исламистами и джихадистами акты террора относят на счет «появившейся новой секты — кутбизма, родиной которой является Египет, а не Саудовская Аравия». С этого краеугольного камня саудовской пропаганды следуют все остальные построения: «Усама бен Ладен и его «Аль-Каида» не ваххабиты, а кутбисты»; «молодые кадры сегодняшних исламистов — это адепты кутбистского крыла «Братьев-мусульман»; «кутбизм представляет собой современное революционное движение, базирующееся на идеологии Маркса, Ницше, Кьеркегора и Хайдеггера»; «Усама бен Ладен, «Аль-Каида» и все джихадисты-ревивалисты ориентированы на политический активизм, а не на ваххабизм»; «молодые террористы из числа подданных КСА заразились в Афганистане идеями такфира»; «богословы, призывающие мусульман принять участие в войне в Ираке, не являются салафитами-ваххабитами, они следуют методологии «Братьев-мусульман» египетского происхождения или же кут-бизму»; «все действующие сегодня исламские группы и движения питаются идеологией Хасана аль-Банна, Маудуди и Сайида Кутба, а Хасан аль-Банна и Сайид Кутб - это приверженцы суфизма, а не салафизма»; «в салафизме нет места таким типам, как Сайид Кутб и Усама бен Ладен».
Для разъяснения данного тезиса необходимо исследование самой идеологии С. Кутба, ее кристаллизация и выход на политический уровень, так сказать «овладевание массами».

Категория: Религии | Добавил: sharkboy (24.12.2010)
Просмотров: 1806 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: