| RSS

АДЫГЕЯ LIFE

Понедельник, 23.10.2017, 18:04
Главная » Статьи » Религии

Особенности кутбизма 3 часть
2.8 Мусульманский авангард и исламское возрождение
Возрождение подлинного ислама и образование мусульманского политического движения должно начаться, по мнению Кутба, с формирования исламского революционного авангарда, предназначенного для борьбы с джахилийей . В данном контексте Кутб говорит не о массовом движении, а о группе избранных, объединяющихся на основе веры и порывающих с джахилийской системой с тем, чтобы сокрушить ее. Возникновение данного авангарда, с точки зрения Кутба, имеет в качестве отправной точки осознание его членами своей общности не на расовой и национальной почве, а на основе веры. Кутб констатирует тот факт, что с появлением ислама «эта приверженность - приверженность происхождению - закончилась, и этот девиз - девиз расы - умер, и эта гордость - гордость национальностью – исчезла». Ислам не приемлет ни национализма, ни почвенничества, он отвергает общность по крови, по принадлежности к определенному племени, к какой-либо нации, он не принимает в расчет происхождение, ибо «освободил все человечество от земных оков, чтобы тот мог воспарить в небесах». Поэтому единственной формой подлинного родства провозглашается общность по вере. Кутб поясняет, что мусульманин может проявлять добрые чувства к своим родителям-немусульманам, относиться к ним с любовью и признательностью, но только при условии, что они не являются врагами его религии. Именно интересы ислама, а не семьи, племени, государства должны быть для мусульманина первичными. А ислам, в свою очередь, - «это не несколько слов, произносимых лишь языком, и не рождение в стране, называемой исламской, и не наследство, полученное от отца-мусульманина». Это последовательное исповедание единобожия и подчинение только Аллаху во всех сферах деятельности. Кутб убежден, что вера не может выражаться только на словах, она должна подкрепляться конкретными поступками, проявляться в образе жизни. И формируемый революционный авангард должен состоять именно из мусульман, готовых к таким реальным действиям, а именно: готовых порвать с джахилийским окружением.
В связи с этим Кутб разрабатывает концепцию хиджры - ухода из общества группы людей, берущих на себя миссию возрождения ислама, ниспровержения власти людей над людьми и установления правления Аллаха. Мусульмане - члены этой группы должны порвать со всем тем, что может связывать их с джахилийей. Что же конкретно представляет собой джахилийя в современном мире? Все те общества и государства, которые не исповедуют религию единобожия и не следуют предписаниям шариата, Кутб относит в разряд джахилийских. Это все государства с капиталистическим и социалистическим строем, примитивные языческие общества, по сей день встречающиеся в Индии, Японии, на Филиппинах и в Африке, а также все сегодняшние иудейские и христианские общества. Помимо этого, джахилийскими по сути своей являются и правящие режимы в исторически мусульманских странах - несмотря на то, что официальные власти могут на словах заявлять о своей принадлежности к исламу. Кутб с горечью констатирует, что «великие религии стали жертвой тех, кто попирал самые их основы и использовал их для различных злоупотреблений, превратившись в игру, участие в которой принимают преступники и лицемеры, и дело дошло до того, что если бы первые последователи этих религий воскресли, то они не узнали бы их». Подобная печальная участь постигла все авраамические религии - и иудаизм, и христианство, и ислам, нуждающийся теперь в возрождении. Основную проблему Кутб видит не только в том, что эти религии стали жертвой чьих-либо корыстных умыслов, но и в том, что их последователи перестали ощущать себя носителями послания, обращенного ко всему человечеству, забыли о своей особой миссии и погрузились целиком и полностью в омут повседневности. Исламский авангард должен вспомнить об этой миссии и взять на себя задачу возрождения ислама в его первозданной чистоте, при этом противодействуя джахилийи. Джахилийя проявляет себя в разных формах, но в любом случае мусульманский революционный авангард должен вести с ней борьбу.
2.9 Кутб о средствах ведения борьбы
В данном контексте необходимо рассмотреть вопрос о джихаде, досконально проработанный Сайидом Кутбом. Стоит отметить, что Кутб упоминает и о шахадате. Египетский мыслитель призывает мусульман быть готовыми к мученичеству за веру, напоминая им о грядущем вознаграждении и неизбежном суровом наказании угнетателей и тиранов не только в будущей, но и порой в этой жизни. Однако у Сайида Кутба нет столь детальной проработки темы шахадата, зато джихад теоретик «Ихван-аль-муслимин» рассматривает в качестве одного из главнейших путей к счастливому процветанию ислама. Глава «Джихад на пути Аллаха» целиком взята из тафсира, поэтому неудивительно, что Кутб разъясняет аяты Корана, в которых говорится о джихаде, подробно освещает его правовые аспекты. Египетский мыслитель констатирует разделение всех людей на мусульман и немусульман. Люди, не исповедующие ислам, с правовой точки зрения образуют три основные группы: это, во-первых, «люди договора», т.е. те неверные (многобожники), с которыми заключен договор о мире, во-вторых, враги ислама, с которыми мусульмане находятся в состоянии войны, и, наконец, дхиммии, то есть люди Писания (иудеи и христиане). Последние находятся под протекцией исламского государства, и мусульмане обязаны уважать их религию и защищать их права при условии, что они ведут себя корректно. В случае выражения открытой неприязни и враждебного настроя по отношению к исламу со стороны дхиммиев мусульмане должны вести против них войну . Что касается тех неверных, с которыми заключен договор, то мусульмане находятся с ними в состоянии мира, если неверные соблюдают условия данного договора. В случае нарушения договора неверными (многобожниками) им должно быть дано предупреждение, затем мусульманам необходимо выжидать четыре месяца и только после этого начинать войну. В целом же Кутб указывает, что людей, с которыми заключен договор, также можно разделить на три категории. К первой группе следует относить тех неверных, которые нарушили договор или не выполняли его условий, ко второй - людей, выполняющих условия договора, к третьей - неверных, не заключивших договор с мусульманами, но, тем не менее, и не проявляющих к ним какой-либо неприязни. Как поясняет Кутб, последним нужно дать четыре месяца на размышления о принятии ислама либо заключения договора о мире с мусульманами, и в случае их отказа вести с ними войну. Таким образом, Кутб приводит следующую более точную классификацию. Он отмечает, что всех людей с позиции их враждебности или дружественности по отношению к исламу можно разделить на три основные группы: мусульмане, дхиммии (люди Писания, то есть иудеи и христиане), а также те из неверных, с которыми заключен договор о мире, и противники ислама.
Далее Кутб рассматривает вопрос собственно о джихаде, его сущности и задачах. Сайид Кутб критикует расхожее мнение о джихаде как исключительно оборонительной войны против агрессии в отношении родной страны мусульманина. Принимая во внимание тот факт, что ислам признает значимым лишь братство по вере, а не общность по крови, этнической принадлежности, в то время как правящие режимы в называемых мусульманскими странах де-факто являются джахилийскими, Кутб ставит вопрос о том, как нужно понимать термины Дар-уль-ислам и дар-уль-харб в современном мире. Так, этот египетский мыслитель утверждает, что подлинной родиной для мусульманина является лишь исламское государство, управляемое по законам шариата, это и есть Дар-уль-ислам. Дар-уль-харб же включает в себя джахилийские государства, тиранические и враждебные как для мусульман, так и для дхиммиев. В соответствии с этим джихад следует понимать, прежде всего, как борьбу против джахилийских политических режимов, против Дар-уль-харб.
Важно отметить, что при этом Кутб подчеркивает, что цель джихада заключается в следовании праведному пути. «Известно, что праведный путь сводится к уничтожению всех тиранов на всей земле» , а тирания – это строй с любой формой правления, кроме шариатской. Принятие ислама для всего оставшегося немусульманского населения предлагается на очень жестких условиях: «после разрушения правящих политических систем, … люди заявляют о своей покорности и смирении» . И вот тогда, на взгляд Кутба, в условиях «полной свободы» люди «добровольно решают принимать это вероучение» . «Если кто-либо поступит иначе, приверженцы исламского мировоззрения должны сражаться с ним до тех пор, пока не убъют его, или пока он не заявит о своей покорности» .
2.10 Кутб о целях мусульманского политического движения
В глобальном онтологическом аспекте в понимании Кутба цели исламского политического движения сущность мусульманства «состоит в том, чтобы поклоняться одному лишь Аллаху, поскольку реально существует только Он один, реально действует только Он один и только Его воля способна оказывать влияние на все происходящее». Кутб отмечает, что в соответствии с мусульманским учением о бытии просто бессмысленно поклоняться кому-либо или чему-либо помимо Аллаха, поскольку нет никакой пользы в устремлении к тому, что не существует реально и не может оказать никакого воздействия на происходящее. Однако это ни в коем случае не означает, что мусульманин должен с неприязнью относиться ко всему сотворенному Аллахом, равно как отстраняться от него и пренебрегать земной жизнью, ибо все это дано Аллахом и подчиняется универсальному закону. Кутб подчеркивает, что освобождение от оков сущего необходимо понимать как «постоянство попыток и непрерывность борьбы, целью чего является возвышение всех людей и обеспечение свободы человеческой жизни». Звучит этот призыв весьма воинственно и, вместе с тем, утопично.
В свете этого возникает вопрос о практическом воплощении данной программы в действительность в ее политическом смысле. Кутб поясняет, что основная задача ислама как политической идеологии заключается в том, чтобы уничтожить власть одних людей над другими и установить правление Аллаха. Кутб использует в данном случае особый термин – «суверенитет Аллаха», на который посягнули люди, посягнувшие на него и установившие законы собственного изобретения.
Кутб очень точно определил сущность мусульманского вероучения, ибо центральным для ислама является вопрос о власти. Дело в том, что в целом под единое понятие «религия» подводятся зачастую весьма несхожие концепции с подчас противоположным содержанием и несовместимыми идеями. Собственно, понятия, обозначающие в различных языках то, что принято называть «религиями», вовсе не являются синонимами и не тождественны друг другу (не говоря уже о том, что даже этимология латинского термина «религия» вызывает много споров). Именно поэтому универсальное определение религии дать весьма затруднительно, а в современном религиоведении вопрос о выделении единых критериев для отнесения тех или иных явлений духовной сферы к религии не имеет однозначного ответа. Так, арабское понятие «дин», которое употребляется применительно к исламу, вряд ли имеет какое-либо отношение к латинским словам religio («благочестие», «набожность», «святыня», «предмет культа», «восстановление связи»), relegere («вновь собирать», «приступать к новому выбору», «обратиться к прежнему синтезу, чтобы его переделать»), religare («связывать воедино»). Термин «дин» означает «власть», «закон», «подчинение», иные же слова, употребляющиеся по отношению к исламу - иман («вера»), ислам («предание себя Аллаху»), ихсан («истовость», «чистосердечие») - объединены общим понятием «дин», поясняют его и конкретизируют. Именно поэтому определение Кутбом сущности ислама как политической программы, направленной на замену власти людей правлением Аллаха, более чем адекватны мусульманскому вероучению и семантике исламской терминологии. В данном контексте высвечивается еще один подспудный аспект кутбовского тезиса об уникальности ислама: он в корне отличается от иных конфессий, не может находиться в одном ряду с прочими религиями. Строгое единобожие, присущее исламу, - главный, но не единственный критерий различения мусульманства и иных вероисповеданий. Дело в том, что лишь исламу изначально и имманентно присуще политическое измерение. Вполне очевидно, что расхожее клише «политизация ислама» является в научном отношении, мягко говоря, неуместным, ибо употребляющие его совершенно не учитывают семантики арабского термина «дин» и его отличия от значения слова «религия» в его современном понимании . В связи с этим стоит вспомнить высказывание имама Хомейни: «Клянусь Аллахом, что весь ислам - это политика». Неразделимость ислама и политики является сущностной характеристикой исламского вероучения. Априорная связь ислама с политикой, конечно, сопряжена с универсальностью мусульманства, которое объемлет все сферы человеческой жизнедеятельности, в том числе и политику. Однако объяснять принцип единства ислама и политики исключительно тем, что вопросы политики и управления находятся в компетенции фикха наряду с иными проблемами, что мусульманство и эту тему не оставляет без внимания, было бы ошибкой. Тот же аятолла Хомейни, например, не воскликнул, что ислам в целом - это экономика или что весь ислам - это мораль. Связь ислама и политики может быть полноценно объяснена лишь с учетом уникальности мусульманского вероучения, в котором вопрос о власти является самым главным, основополагающим, что и было отмечено Сайидом Кутбом. Безусловно, он не проводит исследования значения терминов, не анализирует понятие «дин», не рассуждает пространно о связи ислама и политики.
Тем не менее, в своих работах, в частности, в книге «Вехи на пути Аллаха» Кутб предлагает собственную интерпретацию идеи о необходимости установления правления Аллаха. Сайид Кутб особо подчеркивает, что под суверенитетом Аллаха ни в коем случае не следует понимать приход к власти духовенства и правление клерикалов. Как он пишет в своих знаменитых «Вехах», «в исламе нет «церкви», никто не может выступать от имени Аллаха, кроме Его Посланника». Данный тезис, вне всякого сомнения, является одной из наиболее сильных сторон философии Кутба.
Раскрывая суть понятия «суверенитет Аллаха», Кутб поясняет, что под его установлением следует понимать построение исламского государства, функционирующего по законам шариата. В книге «Вехи на пути Аллаха» теоретик «Ассоциации братьев-мусульман» дает следующее определение: «Под шариатом Аллаха подразумевается все законы, предписываемые Аллахом для человека; он включает в себя принципы веры, принципы управления и правосудия, принципы морали и человеческих взаимоотношений, и принципы знания». В понимании Сайида Кутба, общество, живущее по законам шариата, является в полном смысле слова цивилизованным и, в соответствии с космистскими взглядами Кутба, находится в гармонии с универсальным законом Вселенной.

2.11 Устройство исламского государства в понимании Кутба
Политическое устройство исламского государства в соответствии с проектом Кутба является отражением идеи Халифата (напомним, что Кутб был представителем суннитской возрожденческой мысли). По мнению этого египетского мыслителя, правитель в исламском государстве должен избираться мусульманами и находиться у власти при условии неукоснительного следования законам шариата, а также соблюдению принципа совещательности («Шура»). Таким образом, Сайид Кутб является адептом суннитской концепции власти. В качестве социального идеала Кутб призывает рассматривать исламское государство времен Пророка Мухаммеда и первых четырех халифов ислама (Абу Бакра, Умара, Усмана и Али). С точки зрения теоретика «Ихван-аль-муслимин», эпоха «праведных халифов» осенена особой благодатью, ибо сопряжена с существованием уникального коранического поколения. Под этим поколением Кутб имеет в виду Пророка Мухаммеда и его сподвижников, для которых «Священный Коран был единственным источником, из которого они утоляли свою жажду, и он был единственным ориентиром, на который они равнялись в своей жизни». По убеждению Кутба, все эти люди были чисты в своих помыслах и посвятили жизнь беззаветному служению делу ислама, ничего не требуя лично для себя; они всегда руководствовались Кораном и Сунной и стали олицетворением мусульманской веры. Кутб всячески превозносит Халифат в качестве образца общественного устройства и высшего достижения цивилизации .
Одной из основ правления в мусульманском государстве Кутб называет принцип справедливости. Египетский мыслитель подчеркивает, что эксплуатация человека человеком, безусловно, является атрибутом джахилийи. Кутб поясняет, что исламская экономика зиждется на неукоснительном исполнении предписаний шариата, а также на принципе социальной справедливости. Однако при этом Кутб не призывает мусульман к построению бесклассового общества. Идеолог «Ихван-аль-муслимин» отвергает и капиталистический, и социалистический пути общественного и экономического развития, квалифицируя их в качестве джахилийских. По мнению Кутба, вся собственность в исламском государстве должна принадлежать умме. Члены мусульманской общины обладают правом пользоваться этой собственностью при условии, что умма берет этот процесс под контроль. Что касается частной собственности, то Кутб считал вполне допустимым ее сохранение, с той оговоркой, что для ее создания владелец должен использовать личный, а не наемный труд, а рабочим выплачивается достойная заработная плата, составляющая не менее половины прибыли. Важной задачей при этом является недопущение чрезмерной концентрации капитала, возникновения монополий, образования пропасти между богатыми и бедными. Поэтому, во-первых, Кутб настаивал на том, что крупная промышленность и ведущие отрасли производства должны принадлежать к государственному, а не к частному сектору экономики, а прибыль от них должна поступать в народную казну. Во-вторых, в данном случае Сайид Кутб полагал наиболее эффективным механизм закята (налога, взимаемого с наиболее обеспеченных членов общества в пользу малоимущих). Закят является третьим столпом ислама и выступает в качестве одного из главных принципов мусульманской экономики, настаиваюшей на необходимости справедливого распределения доходов в исламском государстве. Кутб подчеркивает, что введение системы налогооблажения, основанной на взимании закята, позволит избежать излишнего имущественного расслоения и опасной концентрации капитала. Как показывает практика, такого рода «справедливое перераспределение доходов» не освобождает общество от вышеупомянутого «неравенства».
По мнению идеолога ассоциации «Братьев-мусульман», закят должен использоваться исламским государством на финансирование социальной сферы. В результате взимания закята в мусульманском обществе не будет ни слишком богатых, ни слишком бедных, ни ужасающей нищеты, ни чрезмерной роскоши, и всем людям будет обеспечено достойное существование. Кутб также обращает внимание на такие меры, предписываемые исламом, как введение запрета на ростовщичество и спекуляцию, недопущение получения прибыли от чего-либо недозволенного шариатом (торговли алкоголем и наркотиками, игорного бизнеса, проституции и т.п.). В связи с этим Кутб считает необходимым создание исламских банков, дающих беспроцентные ссуды, а также касс помощи обездоленным.
Заключение
Подводя итог проведенному исследованию, можно сделать заключение о том, что Сайид Кутб достаточно поверхностен как социально-политический теоретик. Тем не менее, мы вынуждены констатировать, что кутбизм в чистом виде и его определенные положения являются откровенно вредными, так как на практике его воззрения могут реализоваться только и исключительно террористическими методами. Однако и для мусульманского сообщества постулаты кутбизма несут войны и их последствия.
В общесоциальном контексте кутбизм содержит положения, вредные для мусульман как для части мирового сообщества. Во-первых, они способствуют цивилизационной и политической изоляции мусульман, в действительности работая на хантингтоновский проект столкновения цивилизаций, на создание непробиваемой стены между мусульманами и немусульманами. Во-вторых, налицо препятствование столь необходимому диалогу между радикальным исламом и левыми силами в мире. В-третьих, Кутб, ориентируется исключительно на группу избранных, порывающих с обществом и создающих некую жестко структурированную организацию, а не на мобилизацию исламской улицы, имеющей огромный потенциал политического протеста - тем более что сегодня мусульманские низы все активнее поднимаются на борьбу с существующим миропорядком и все более явной становится тенденция к их консолидации с нонконформистски настроенными немусульманами. В-четвертых, Кутб является халифатистом, т. е. основной целью, в конечном счете, является покорение всего человечества.
Использованная литература.
1. Коран, перевод И. Ю. Крачковского.
2. Qutb Sayyid «Milestones», Islamic Book Service, New Dehli, 1998.
3. Кутб Сайид «Под сенью Корана», Москва, «Ummah», 2003.
4. Кутб Сайид «Вехи на пути Аллаха» - Издательство «Бадр», Махачкала, 1997.
5. Кутб Сайид «Будущее принадлежит исламу» - Издательство «Бадр», Махачкала, 1997.
6. Кутб Сайид «Эта религия» - Издательство «Бадр», Махачкала, 1997.
7. «Хрестоматия по исламу» под редакцией С. М. Прозорова, М.: Наука, издательская фирма «Восточная литература», 1994.
8. Константин Поляков «Как создавалась идеология фундаментализма. Жизнь и смерть отца «Мусульманского братства». Сайид Кутб, его идеи, последователи и борьба с «глобальным мировым злом»// «НГ-РЕЛИГИИ», 1997.
9. Беседа Гейдара Джемаля с Александром Прохановым. // «Завтра», «Огненный ислам».






Категория: Религии | Добавил: sharkboy (24.12.2010)
Просмотров: 688 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: