| RSS

АДЫГЕЯ LIFE

Понедельник, 23.10.2017, 17:57
Главная » Статьи » Религии

Особенности приверженцев кутбизма 2 часть
Прибывшие в начале 1980-х гг. в Пакистан Усама бен Ладен и его идеологический наставник А. Аззам включились в организацию сопротивления в Афганистане. С этой целью они открыли в Пешаваре т. н. «Сервис-бюро моджахедов» (Maktab al-Khidamat), которое занялось вербовкой по всему миру желающих принять участие в афганском джихаде, доставкой кандидатов в Пакистан и последующей их переправкой в Афганистан. В качестве следующего шага бен Ладен организовал в Пешаваре целый комплекс по приему, экипировке и обучению боевиков: с учебными классами, стрельбищем, складами и т. п. Весь этот комплекс получил название Masadat Al-Ansar (или Bait-ul-Ansar) , который курсанты и всякого рода посетители между собой стали называть «базой». В дальнейшем стали вестись архивы с записями имен тех, кто побывал здесь.
По свидетельству саудовца Саада аль-Факиха, прошедшего через пешаварскую «базу», «у моджахедов вызывают смех разговоры ФБР об «Аль-Каиде» как об организации бен Ладена. Ничего зловещего в названии «Аль-Каида» нет. Я не думаю, что Усама вообще использовал какое-либо название для своих подпольных групп. Если вы хотите как-то именовать эту структуру, можете называть ее «группой бен Ладена». А «Аль-Каида» - это компаунд и списки людей, прошедших через него, и ничего больше» .
Существует и другая версия возникновения названия организации бен Ладена. Имеется книга «Al-Qa'idah Al-Sulbah» («The Solid Base» («Прочная база»)), автором которой является ментор бен Ладена и идеолог его организации Абдалла Аззам. Не исключено, что данное название книги дало также название организации, созданной бен Ладеном .
По словам Мухаммада аль-Массари, «структура «Аль-Каиды» похожа на кассетную бомбу ...Это реальная организация. Есть единое военное крыло, хотя и организовано оно нестандартно. Есть также костяк, от которого исходят импульсы. Имеются распространяющиеся по большому пространству отдельные ячейки, зачастую действующие самостоятельно. Есть, разумеется, и единое духовное руководство» .
Действительно, одним из важных стратегических преимуществ «Аль-Каиды» является ее способность к диффузии (рассеиванию). Даже перед утратой базы в Афганистане «Аль-Каида» не была организацией в обычном смысле слова.
По данным группы экспертов ООН, представившей доклад СБ ООН о мерах по блокированию финансовой и военной поддержки «Аль-Каиды», эта группировка в последние два года расширила и диверсифицировала свои операции, превратившись в глобальную террористическую сеть. «Аль-Каида», отметили эксперты, все более децентрализуется. Она очень широко разветвлена и стала состоять из отдельных людей и группировок, которые сейчас делают больший упор на идеологию, чем на жесткую структурированную организацию, что было характерно для нее прежде. По оценке группы мониторинга ООН, по состоянию на декабрь 2003 г. с «Аль-Каидой» были связаны от 30 до 40 террористических групп .
Из материалов 70-страничного доклада французского парламента от 10 октября 2001 г. «Экономическое пространство Усамы бен Ладена» явствует, что только базирующаяся в Англии финансовая сеть главы «Аль-Каиды» насчитывает 40 банков, компаний и учреждений .
В 1970-х и 1980-х гг. терроризм базировался на иерархической структуре, располагал командной цепочкой. У многих были известны лидеры, персонифицировавшие конкретные группы. В настоящее время формальные связи внутри террористических структур заметно ослабли, что отражает изменение природы терроризма; происходит его эволюция от политически мотивированного терроризма в сторону терроризма, мотивированного главным образом религией или идеологией. Сетевой принцип организации, применяемый в настоящее время исламскими экстремистами, оказался чрезвычайно эффективным. Наличие Интернета позволяет им сохранять определенную степень анонимности, рассредоточить командование и контроль. Местом, где можно познакомиться с феноменом «интернационального джихада», являются вебсайты Интернета. Подобно многим другим организациям, мусульманские экстремисты нашли Интернет весьма подходящим орудием для распространения пропаганды и инструкций для своих последователей во всех районах мира. Вебсайты, призывающие к джихаду, или священной войне против Запада, не являются чем-то необычным.

3 «Хизб ут-Тахрир»
«Хизб ут-Тахрир» (ХуТ; Hizb ut-Tahrir al-Islami — «Партия свободы» или «Партия исламского освобождения») была основана в 1953 г. в Саудовской Аравии. Ее первыми членами были палестинцы из Иордании и Сирии, египтяне и выходцы из стран Магриба. Небольшое число членов партии якобы действовали в республиках Центральной Азии (РЦА) даже в советский период. В 1990-х гг. заезжие исламские эмиссары помогли создать ячейки партии в пяти центрально-азиатских государствах. В конце 1990-х годов начался быстрый рост партии, и она активно включилась в политическую жизнь региона. Несмотря на публичные декларации с осуждением насилия пять РЦА квалифицировали ее как «террористическую группу» и запретили ее деятельность. В конце 2000 г. администрация Клинтона выступила против указанного решения, не усмотрев в действиях «Хизб ут-Тахрир» признаков террористической или партизанской активности.
В дальнейшем все же было выявлено участие партии совместно с ИДУ в организации взрывов в Ташкенте и проведении других антиправительственных акций с использованием силовых методов борьбы. Представители партии вместе с эмиссарами ИДУ и чеченскими террористами встречались в Кабуле с Усамой бен Ладеном и руководителями талибов.
После событий 11 сентября руководство «Хизб ут-Тахрир» призвало своих членов к «проведению акций» против американских войск и подразделений других стран — участниц антиталибской коалиции. В ответ были произведены массовые аресты членов партии в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии и других странах. Даже в Азербайджане были осуждены несколько членов «Хизб ут-Тахрир», а ее деятельность была запрещена .
Идеологической основой доктрины партии является фундаменталистский суннитский ислам. Основы этой идеологии были заложены ваххабитами, однако сейчас «Хизб ут-Тахрир» якобы не разделяет взглядов некоторых ваххабитских и деобандийских групп, действующих в Центральной Азии, на то, что различные новшества, такие, например, как телевидение, есть зло.
«Хизб ут-Тахрир» преследует цель создания в Центральной Азии исламского халифата с юридической системой, основанной на законах шариата. Партия стоит на антизападных, антиизраильских и антишиитских позициях. Лидеры партии призывают также не поддерживать суфизм и умеренные местные исламские традиции, но не проявляют при этом особого экстремизма. Один из руководителей «Хизб ут-Тахрир» так сформулировал эту позицию: «Партия выступает за проведение мирного джихада, а не за войну. Однако, в конечном итоге, война будет, поскольку репрессии властей центральноазиатских государств слишком сильны».
«Хизб ут-Тахрир» располагает позициями во многих странах мира, имеет солидную организационную и пропагандистскую базу в Лондоне. Она пользуется популярностью среди молодежи в Западной Европе. Имеются сведения о том, что финансовая помощь партии поступала из Афганистана, Пакистана, Саудовской Аравии и других стран.
Как отмечают киргизские политологи, «Хизб ут-Тахрир» считает, что население Центральной Азии пока еще не готово к восприятию идеи джихада. Поэтому необходим какой-то период, в течение которого следует вести нелегальную религиозную пропаганду. Наибольшую активность пропагандисты партии проявляют в Киргизии, где они ведут идеологическую обработку населения, пополняют свои ряды, вербуя новых членов из числа верующей молодежи .
В ежегодно публикуемом Госдепартаментом США докладе о проявлениях терроризма в 2002 г. отмечается, что несколько тысяч членов «Хизб ут-Тахрир», экстремистского политического движения, выступающего за создание «не имеющего границ, теократического халифата, который должен объединить весь мусульманский мир», активно действовали в Киргизии, Таджикистане и Узбекистане. Листовки «Хизб ут-Тахрир» с антиамериканской пропагандой распространялись во всех трех странах и даже в Казахстане .
«Хизб ут-Тахрир» рассматривается в Вашингтоне как серьезная растущая угроза американским интересам в Центральной и Южной Азии, а также на Ближнем Востоке. По определению аналитиков «Фонда наследия» (The Heritage Foundation) ХуТ представляет собой подпольную, имеющую профессиональные кадры, радикальную исламистскую политическую организацию, действующую в 40 странах мира со штаб-квартирой, находящейся, возможно, в Лондоне. Декларируемой целью партии является организация джихада против США, свержение существующих политических режимов в мусульманских странах и создание вместо них исламского халифата, базирующегося на законах шариата .
В Центральной Азии, считают американцы, проблема обеспечения безопасности в связи с операцией в Ираке обострилась. Антиамериканские силы, и без того активно действовавшие в регионе, получили новый импульс. К категории радикальных организаций относится и «Хизб ут-Тахрир», которая бросает открытый вызов США и тем странам, где она оперирует.
Интересы национальной безопасности США в Центральной Азии, как их видят в Вашингтоне, включают в себя ряд важных позиций.
К их числу относятся: доступ к военным базам, используемым для поддержки операций в Афганистане; предотвращение распространения ОМУ и технологий для его производства; безопасный доступ к природным ресурсам, прежде всего к нефти и газу. США также считают своей задачей распространение демократии, содействие рыночным реформам и улучшение положения с соблюдением прав человека на обширной территории Евразии.
Стратегические интересы США в Центральной Азии связаны не только с выполнением задач в Афганистане. Они одновременно преследуют цель не допустить образования в регионе нового безопасного прибежища для международного терроризма. Поэтому Вашингтон намерен «решительно воспрепятствовать планам страны, группы стран, транснационального движения или организации установить свой контроль в данном регионе». В число перечисленных сил входят транснациональные исламские фундаменталистские организации типа «Хизб ут-Тахрир», а также наркокартели, стремящиеся к абсолютному доминированию в Центральной Азии.
США будут отстаивать принцип «равного доступа» к энергетическим ресурсам региона, особенно в зоне Каспия, способствовать развитию транспортных и экономических коридоров «Восток-Запад» и не допустят, чтобы реализации этих планов помешали исламские радикалы.
Светские режимы в государствах Центральной Азии, считают в Вашингтоне, почти или вовсе не обладают легитимностью. Большинство их руководителей были коммунистическими лидерами в советскую эру. В этих государствах практически не осталось места на политической сцене для светской оппозиции. Таким образом, угрозу планам США создают не только радикальные приверженцы исламской революции, такие как «Хизб ут-Тахрир», но и сами авторитарные режимы центральноазиатских республик с их буйно разросшейся коррупцией, ухудшающимися жизненными стандартами, не развивающимися сферами торговли и услуг и с экономиками, находящимися в состоянии стагнации либо упадка. Со своим никчемным, ущербным руководством, нетерпимостью к оппонентам и антидемократическим характером указанные режимы пусть ненамеренно, но создают питательную почву для религиозного экстремизма.
Воспользовавшись таким состоянием дел, «Хизб ут-Тахрир» захватила протестную нишу, которую при нормальных условиях в обществе могла бы занимать легальная политическая оппозиция. Как полагают в Вашингтоне, существует настоятельная необходимость совместного с правительствами центральноазиатских республик изучения создавшейся обстановки, определения реального размера и влияния партии, степени угрозы, исходящей от нее.
При этом учитывается пусть не декларированный явно, но по существу ваххабитский характер установок, пропагандируемых «Хизб ут-Тахрир». На ваххабитский характер партии, в частности, указывают следующие факты: у истоков создания партии стояли ваххабиты Саудовской Аравии; ее основателем был Ан-Набхани член ассоциации «Братьев-мусульман», которая стоит на позициях кутбизма; имеются достоверные факты об оказании помощи партии на начальном этапе со стороны салафито-ваххабитского движения; «Хизб ут-Тахрир» поддерживает платформу алжирского Фронта национального спасения; имеются многочисленные свидетельства взаимодействия «Хизб ут-Тахрир» с талибами, контактов с «Аль-Каидой» и военной разведкой Пакистана, а также с деобандийскими экстремистскими пакистанскими террористическими группами. Все вышесказанное подтверждает факт приверженности идеям кутбизма членов ХуТ.
В последние годы узбекские, киргизские и таджикские спецслужбы арестовали сотни, если не тысячи, членов «Хизб ут-Тахрир», однако, по заключению западных аналитиков, они все же проигрывают битву против этой организации. Ее популярность заметно возросла в Узбекистане, а также в Киргизии. Особенно эффективна пропаганда «Хизб ут-Тахрир» среди лишенных основных гражданских прав этнических узбеков на юге Киргизии, где примерно 10% жителей активно помогают партии, а также среди узбеков в Таджикистане и таджиков в Узбекистане, находящихся на положении граждан второго сорта .
По американским данным, «Хизб ут-Тахрир» в настоящее время насчитывает до 10 тыс. «кадровых» членов и несколько десятков тысяч последователей в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане, Казахстане, а также большое число членов и сторонников (примерно 10 тыс.) в Пакистане, Сирии, Турции, Индонезии и в других странах .
Партия последовательно проводит в жизнь лозунг создания халифата во главе с халифом и военным руководителем — эмиром. Она призывает к проведению джихада против США и их союзников, а также умеренных мусульманских государств, считает необходимым «находить и убивать всех неверных». Еще до сентябрьских терактов в США (в июне 2001 г.) идеологи партии объявили дозволенными любые средства в борьбе против неверных, включая убийство. Словно специально было упомянуто при этом, что ситуация, когда пилот, не выбрасываясь с парашютом, направляет самолет в толпу неверных, является «дозволенной формой вооруженной борьбы».
В документах партии, появившихся после 11 сентября 2001 г., руководство «Хизб ут-Тахрир» обвинило США в навязывании миру своей гегемонии. Оно также заявило о том, что Америка объявила войну всей мусульманской общине, создала международный альянс «под предлогом борьбы с терроризмом» и намерена захватить Центральную Азию.
Партия обратилась ко всем правительствам исламских государств с призывом отвергать предложения США о сотрудничестве в войне против терроризма, выдворять из стран американцев и их западных союзников, включая дипломатов. Главными объектами джихада должны стать режимы в Иордании, Пакистане, Египте, Узбекистане, но в первую очередь Америка и Израиль.
Партия полностью отвергает демократию. Одна из книг основателя «Хизб ут-Тахрир» Набхани называется «Демократия: закон неверных». Тем не менее, в некоторых странах раздаются призывы легитимизировать партию и интегрировать ее в существующую политическую систему. При этом упускается из виду то, что целью «Хизб ут-Тахрир» является как раз слом государственной власти, а не участие в ней.
«Хизб ут-Тахрир» действует с нелегальных позиций (во многих странах, в том числе в Германии, она запрещена), ее члены объединены в ячейки численностью 5-8 человек. Лишь командир ячейки имеет выход на следующий уровень руководства, что обеспечивает необходимую конспирацию и безопасность. Фамилии руководителей и места дислокации штабов и главной штаб-квартиры держатся в секрете.
Платформа партии и ее действия вписываются в рамки «исламистской глобализации». Эта доктрина бросает прямой вызов западной модели светской, движимой рынком, толерантной, мультикультурной глобализации.
Партия ведет работу по проникновению в государственные структуры, стремится вербовать госслужащих и военных. Она также старается обеспечить себе позиции в кругах, приближенных к элите центральноазиатских государств. Имеются сведения о том, что она добилась успехов в проникновении в парламент Киргизии, СМИ Казахстана, таможенную службу Узбекистана.
«Хизб ут-Тахрир» имеет каналы связи с саудовскими ваххабитами, однако неизвестно насколько активны контакты с ними. Также нет информации о количестве и названиях государств-спонсоров. На различных этапах в этом качестве фигурировали Саудовская Аравия, Иран, Египет, талибы и Пакистан. Крайне актуальной была бы информация о формах финансирования организации, о лицах, осуществляющих внутри нее контроль за расходованием средств, и о каналах доставки денег (система hawala, банковская сеть, курьеры).
Неизвестно даже, кто в настоящее время возглавляет партию. Прежний многолетний лидер, бывший профессор каирского университета «Аль-Азхар» шейх Абдель Кадим Залум, умер 30 апреля 2003 г. Отсутствие четкой информации об этом объясняет наличие сомнительных утверждений о том, что штаб-квартира организации базируется в Лондоне , или о присутствии в составе ее руководства новообращенных в ислам европейцев.
Возможный приход к власти «Хизб ут-Тахрир» в любой из центрально-азиатских республик явился бы крупным успехом глобального радикального исламистского движения с непредсказуемыми последствиями, поскольку указанное движение «получило бы географическую базу и доступ к технологиям по производству оружия массового поражения». США и их союзники намерены сделать все от них зависящее, чтобы этого не произошло .
Госдепартамент США выступает за увеличение объемов американской помощи странам региона, которая в последнее время составляла не менее 280 млн дол. в год. Эта помощь использовалась в основном на различные проекты, нацеленные на нейтрализацию угрозы распространения терроризма и сопутствующего ему радикального исламизма. Особое внимание предполагается уделять проведению экономических преобразований в Ферганской долине Узбекистана и некоторых отсталых районах Киргизии.
Китайские аналитики обращают внимание на активизацию «Хизб ут-Тахрир», использующей растущее недовольство военным присутствием США в регионе для пропаганды идеи джихада и создания независимого исламского государства Восточный Туркестан.
«Хизб ут-Тахрир» расширяет свое присутствие в Таджикистане, особенно в районах компактного проживания узбеков (Согдийская область). В Киргизии находится примерно 3 тыс. членов организации.
За последние пять лет существенно расширилось присутствие «Хизб ут-Тахрир», «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ) и «Исламского движения Восточного Туркестана» (ИДВТ) на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР.
По мнению казахов, «Хизб ут-Тахрир» является «мирной группировкой», а репрессии против нее в Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане служат оправданием для проводимой в них авторитарной политики .
«Хизб ут-Тахрир» действует в Йемене. Ее там рассматривают как одно из подразделений международной террористической сети.
Председатель консультативного совета партии «Ислах» шейх Зиндани оказывает всяческую поддержку и помощь «Хизб ут-Тахрир». Последняя имеет на территории Южного Йемена собственные лагеря по подготовке боевиков. В ноябре 2003 г. с молчаливого согласия йеменских властей состоялся первый съезд «Хизб ут-Тахрир». Представительство ФБР в Сане уделяет большое внимание контролю за деятельностью партии, но заметных успехов, по-видимому, не достигло.
Йеменские власти считают, что на данном этапе (начало 2004 г.) деятельность «Хизб ут-Тахрир» в Йемене имеет «внешний вектор направленности», она не ведет пропаганды против режима А. Салеха .
В конце 2003 - начале 2004 г. «Хизб ут-Тахрир» заметно активизировала свою деятельность в Кувейте. Так, в коммюнике указанной партии, нелегально распространяемом в эмирате, содержатся призывы к наказанию режима И. Каримова, который активно сотрудничает с США. Руководство кувейтского отделения партии в декабре прошлого года прорабатывало возможность осуществления крупной террористической акции в Ташкенте, в первую очередь против объектов США .
«Хизб ут-Тахрир» имеет свое отделение в Ливане, возглавляемое Махмудом Аклем. Деятельность отделения имеет антироссийскую направленность .
Особого мнения придерживаются эксперты международной «Группы по предотвращению кризисов» (ICG). В подготовленном ими в июле 2003 г. аналитическом докладе «Радикальный ислам в Центральной Азии на примере деятельности «Хизб ут-Тахрир»» содержится рекомендация западным странам не допустить реализации идеи запрещения «Хизб ут-Тахрир» поскольку это будет способствовать усилению политики репрессий в странах ЦА и радикализации этой организации.
Вместе с тем, указанные эксперты признают, что «Хизб ут-Тахрир» стала сегодня самым крупным радикальным исламистским движением в регионе, выступающим за свержение существующих в ЦА режимов и установление исламского халифата. Партия также не отвергает идею проведения джихада «в целях самообороны», что может быть истолковано сколь угодно широко .
Вообще, до событий 11 сентября 2001 г. некоторые американские эксперты намеренно, возможно, склонны были недооценивать разрушительную силу исламистских движений в центральноазиатских республиках. В менторском духе они, в частности, указывали на то, что якобы Россия и руководители РЦА представляют угрозу, исходящую от экстремистов, «слишком уж в тревожном тоне», рисуя портрет исламистских партий в виде нового интернационала, грозящего захватить Центральную Азию, часть России и даже китайскую провинцию Синьцзян. Москва и правительство РЦА, отмечали западники, приписывают всем исламским партиям цель создания халифата на указанных территориях, что «требует проверки с использованием авторитетных источников».
Явно просматривалась линия Вашингтона на затушевывание экстремистской сущности партии, проводились тезисы о том, что, несмотря на некоторый радикализм, она представляет собой «нормальную оппозиционную альтернативу» нынешнему руководству Центральной Азии — «выходцам из бывшей коммунистической номенклатуры». Партия, якобы, стремится использовать в своей деятельности в основном легальные средства: пропаганду, распространение листовок и т. п.
Одновременно подвергались сомнению предупреждения об опасности активизации ваххабитов. Эти прогнозы квалифицировались как «риторика царистской/советской эры», «приклеивание исламистским силам ярлыков «бандитов» и даже «ваххабитов»» . Ахрари (автор последней цитаты) является профессором двух военных колледжей в США, имеет десятки публикаций, выступает с лекциями в штаб-квартире НАТО и во многих вузах ряда западных стран.
На эти оценки можно было бы не обращать внимания, если бы они исходили от поверхностно мыслящих представителей СМИ. Однако их делали авторитетные профессионалы из исследовательских центров Министерства обороны США и научно-исследовательских институтов, оказывающих сильное влияние на формирование политического курса американской администрации.
Ситуация резко поменялась после 11 сентября, когда Соединенным Штатам был «преподан болезненный урок». Более реалистичную оценку получили режимы и многие радикальные организации, роль которых в структурах международного терроризма замалчивалась или искажалась. Требования о проверке «сомнительных тезисов» Москвы исчезли, и в настоящее время в указанных кругах происходит обратный процесс в виде демонизации не только «Аль-Каиды», но и теперь уже десятков мусульманских организаций якобы находящихся на иждивении у Усамы бен Ладена.
Что касается «Хизб ут-Тахрир», то она не попала в списки «сертифицированных» Госдепартаментом США террористических организаций, однако подверглась жесткой критике. Появились оценки, согласно которым эта партия представляет угрозу национальным интересам не только США, но и еще 40 стран мира, является транснациональной преступной организацией, подобной «Аль-Каиде» и тесно сотрудничающей с последней. Сегодня американцы видят в «Хизб ут-Тахрир» организацию, уверенно продвигающуюся к той фазе своего развития, когда она неизбежно выйдет на новый виток и перейдет от популяризации своих лозунгов к терроризму, как основному средству достижения поставленных целей.

4. «Джемаа исламийя»
«Джемаа исламийя» (Jemaah Islamiah; «Исламское общество» (ИО)) начало свою деятельность в Индонезии в 1989 г., организационно оформилось в 1995 г., но активно заявило о себе лишь в 2001 г. Идеологической основой его платформы явились богословские труды руководителей общества, преподававших в религиозных школах (медресе) Индонезии, Малайзии и Сингапура и следовавших салафито-ваххабитской традиции в исламе. Зарождение доктрины «Джемаа исламийя» относится к 60-м гг. прошлого века, когда ее авторы, Абу Бакар Баасир и Абдулла Сунгкар, выдвинули требование об установлении в Индонезии законов шариата. В 1970-х гг. они создали на Яве, в Соло, школу «Аль-Мукмин», где начали пропаганду пуританской ваххабитской версии ислама, утвердившейся в Саудовской Аравии. В качестве основного своего противника последователи указанного учения рассматривали светские режимы в Индонезии, Малайзии, Сингапуре и на Филиппинах, а затем распространили действие своей доктрины и на другие страны ЮВА.
В 1980-1990-х гг. студенты, обучавшиеся в медресе, стали направляться для прохождения практики ведения вооруженной борьбы в Пакистан и Афганистан, где они воевали в рядах моджахедов, в талибских формированиях, а также в составе групп «Аль-Каиды». «Исламское общество» в целом разделяет политико-идеологические установки Усамы бен Ладена и прокламируемые им способы ведения «священной войны» — джихада.
Организация выступает за создание в регионе панисламского государства, которое объединило бы более 200 млн мусульман. ИО несет ответственность за проведение взрывов на Бали (202 человека были убиты и сотни ранены) и в Джакарте возле отеля «Марриот», а также за нападения на христианские церкви и священников. Представители органов безопасности считают, что им удалось предотвратить десятки готовившихся «Исламским обществом» акций, в том числе нападения на иностранные диппредставительства и попытку сбить самолет Аэрофлота в международном аэропорту Сингапура.
Изучение структуры террористической сети в Юго-Восточной Азии (ЮВА) позволяет понять, почему глобальная война, объявленная терроризму, возможно, только входит в свою самую трудную фазу. Стало окончательно ясно, что необходимо бороться с целым рядом радикальных исламистских групп и их многочисленными филиалами, перешагнувшими через национальные и географические барьеры и сохраняющими единые подходы к решению задач, определяемых их фундаменталистским руководством.
По оценкам западных экспертов, Юго-Восточная Азия является тем регионом, где позиции «Аль-Каиды» и других радикальных исламистских формирований наиболее сильны. В лагерях Усамы бен Ладена в Афганистане прошли подготовку сотни боевиков, ныне пополнивших ряды экстремистских организаций, действующих в ЮВА.
Главной опорой бен Ладена в ЮВА служит именно «Исламское общество», ячейки которого объединены в сеть, протянувшуюся от Таиланда и Индонезии до Австралии. Как считают в сингапурских спецслужбах, ИО располагает в ЮВА более чем 5тыс. членов, из которых несколько сот составляют профессионалы-террористы .
Их подпольные неуловимые ячейки маскируются в обычных местах, прикрываются выполнением сугубо мирных функций (бизнес и т. п.), что делает проведение антитеррористической операции по афганскому образцу бесполезным делом. К тому же многие из этих групп установили партнерские отношения с «Аль-Каидой» задолго до того, как власти начали вскрывать их транснациональные связи. «Исламское общество» находится в самом центре этого разветвленного запутанного террористического лабиринта в ЮВА. В связи с последними вспышками насилия в регионе властям Индонезии, ранее снисходительно относившимся к деятельности экстремистов, пришлось столкнуться с жесткой позицией Вашингтона, потребовавшего от Джакарты активизировать борьбу с террористами внутри страны и расширить сотрудничество в этой сфере с региональными соседями.
Нажим со стороны США побудил власти Индонезии и Таиланда более решительно вести борьбу с террористами: некоторые из них были арестованы, а духовный лидер ИО, Абу Бакар Баасир, осужден, получив 4 года тюремного заключения. Тем не менее ИО остается в ряду опасных, обладающих значительным потенциалом организаций воинствующих исламистов.
В связи с нацеленностью ИО на проведение своих операций, по меньшей мере, в четырех странах ЮВА, группировка усиленно наращивает связи и взаимодействие с родственными структурами в регионе. Среди них — «Кумпулан муджахедин Малайзия» (КММ), связанная с «Лашкар джихад», и «Группа Абу Сайяфа» на Филиппинах. Азиатские и американские спецслужбы сейчас располагают убедительными доказательствами связи как ИО, так и КММ с глобальной террористической сетью «Аль-Каиды».
На Филиппинах, помимо «Группы Абу Сайяфа», ИО поддерживает взаимодействие с «Исламским фронтом освобождения Моро» (MILF), в лагерях которого на о. Минданао прошли подготовку и обучение сотни боевиков «Исламского общества» .
«Джемаа исламийя» создала два формирования для участия в вооруженных конфликтах: Laskar Mujahidin для Амбона и Laskar Jundullah (Militia of God) для Посо .
В январе 2004 г. сингапурские власти арестовали по подозрению в причастности к терроризму 10 членов ИО и двух боевиков MILF. Все арестованные являются гражданами Сингапура. Большинство прошли специальное обучение в лагерях Малайзии, вели подготовку к организации взрывов с использованием начиненных взрывчаткой автомобилей против целей в Сингапуре.
На начало 2004 г. сингапурскими спецслужбами было арестовано 37 членов ИО и MILF, однако угроза террористических проявлений сохраняется, поскольку имеются сведения о подготовке новых кадров для засылки в Сингапур в спецлагерях MILF на о. Минданао и Laskar-e-Tayyiba в Кашмире .
По сообщению пресс-службы правительства Сингапура, в октябре 2003 г. были арестованы два сингапурских гражданина, Амин и Ариф, являвшихся членами ячейки «Джемаа исламийя» в Карачи.
Ячейка под названием Al-Ghuraba (означает «иностранцы») была организована в Карачи в 1999 г. известным военным руководителем индонезийского «Исламского общества» Ханбали. Последний направил на учебу в Пакистан способных членов ИО, планируя использовать их в дальнейшем на руководящих должностях в своей организации. Ариф прошел подготовку в лагерях салафитской группы Lashkar-e-Tayyiba, где ему преподавали технику обращения с оружием, способы проведения оперативного наблюдения и визуальной разведки, подготовки взрывов. Амин окончил полный курс военной подготовки в одном из тренировочных лагерей «Аль-Каиды» в Кандагаре .
23 октября 2002 г. госсекретарь США К. Пауэлл официально объявил о том, что Соединенные Штаты включили «Джемаа исламийя» в список иностранных террористических организаций (FTO) и распространили на нее санкции, вытекающие из Указа президента № 13224. США также присоединились к предложению Австралии, Брунея, Бирмы, Камбоджи, Индонезии, Японии, Малайзии, Филиппин, Сингапура, Южной Кореи, Таиланда, Тимор Лесте (Восточный Тимор) о том, чтобы Комитет по санкциям ООН включил «Джемаа исламийя» в свой список тех организаций и лиц, чьи счета должны быть заморожены.
Соединенные Штаты и их партнеры по глобальной войне с терроризмом, отметил Пауэлл, уже давно выражали озабоченность в связи с деятельностью ИО. Последнее является экстремистской группировкой, располагающей филиалами и ячейками, оперирующей во всем регионе ЮВА. ИО преследует цель создания исламского государства, которое включило бы в свой состав Таиланд, Мьянму, Малайзию, Бруней, Сингапур, Индонезию и южную территорию Филиппин . «Джемаа исламийя» планировала осуществить взрывы Посольства США в Сингапуре и ряда объектов других стран в декабре 2001 г. Члены организации, арестованные в Сингапуре, Малайзии и на Филиппинах, подтвердили наличие связей между ИО и «Аль-Каидой» .
В целом, общая картина, складывающаяся в ЮВА, свидетельствует о том, что в данном регионе сформировалась хорошо организованная, отмобилизованная, солидно финансируемая, идеологически однородная структура подобная, «Аль-Каиде», которая, как это отмечалось выше, не предоставляет США шанса расправиться с нею подобно тому, как это было сделано с талибами. Данная ситуация осложняется еще и тем, что в регионе функционируют в двух странах исламские правительства, а мусульмане в них настроены в отношении США намного враждебней, чем в других странах. Действия американцев в Афганистане и Ираке уже вызвали в Индонезии и Малайзии весьма острую реакцию, поэтому возможное вмешательство США в ЮВА чревато тяжелыми последствиями.

Категория: Религии | Добавил: sharkboy (24.12.2010)
Просмотров: 348 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: